Далёкая и близкая война
Литературно-краеведческий сборник Центральной детской библиотеки г. Бердска
Фронтовики, наденьте ордена
Меню сайта

Читаем о войне

Друзья сайта
  • ЦДБ г. Бердска

  • Поиск

    Форма входа

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 23.05.2017, 04:13

    САВЕЛЬЕВ ГЕОРГИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

    Родился и вырос в Барнауле, оттуда и ушёл на фронт - в 18 лет. Сначала его и брать-то не хотели - из-за маленького роста и худобы. Но он настаивал, и его отпра­вили на шофёрские курсы.

    Призвали в августе 42-го. Сначала были три месяца учебки в Красноярске, поздней осенью гоняли новобранцев умываться в ледяных водах Енисея. А потом загрузили на поезд, повезли на фронт.

    И сразу же молодой боец попал под Сталинград.

    «Мы вели машины, объезжая мины»

    -  Дали мне новёхонькую полуторку, но поездил я на ней всего неделю - подорвался, - вспоминает Георгий Александрович. – К счастью, сам мало пострадал.

    -  Вышел из раскуроченной полуторки, огляделся по сторонам. Стоит ЗИС-5 недалеко. Машина в порядке, и бензин есть, и масло, а водитель мёртвый. Завёл я ЗИС, на нём и стал ездить. Ночью подвозил на передовую боеприпасы - снаряды, мины, а оттуда забирал раненых. Возил под обстрелом, под бомбёжкой. От взрывов ночью всё, как днём, видать было. И не побежишь – не бросишь ведь раненых! Бывало, просто останавливался и стоял - пережидал.

    Было страшно, безумно страшно. Но человек привыкает ко всему: и к обстрелам, и к бомбёжкам, к смерти... К мысли о том, что в любой момент тебя может не стать. Была бесконечная усталость: водители засыпали за рулём. А это верная гибель: то на минное поле съедут, то в воронку угодят.

    Гитлер мечтал взять Сталинград, это была его стратегическая задача. Прислал туда выдающегося фельдмаршала Паулюса. Но и Паулюс не справился. Вспоминая о разгроме немцев под Сталинградом, Георгий Савельев, словно только что увидев, удивляется: «Смотрю на фрицев - они такие жалкие, обмороженные». Удалось шофёру Георгию увидеть и их знаменитого фельдмаршала - разделяли их какие-то несколько шагов. Сам Георгий Жуков прилетал за пленным немцем.

    «Помирать нам рановато»

    В 1943 году был открыт второй фронт. Часть, в которой служил Савельев, получила пятнадцать «студебеккеров», и он пересел в американское авто. Мощная и удобная машина шла плавно и легко, сиденья мягкие и удобные, снарядов входило много.

    Однажды взрывной волной Георгия выбросило далеко от обочины. Его сочли мёртвым - положили к убитым и повезли хоронить. Когда начали выгружать убитых, Георгий застонал.

    В госпитале он пролежал довольно долго: раны были серьёзные. Потом Савельева комиссовали и решили отправить в тыл.

    - Дали «белый билет», но я сказал, что буду воевать дальше. Вызвал меня начальник госпиталя: «Что, башку не оторвало, так теперь мечтаешь, чтоб всё-таки оторвало?!» Я только посмеялся - я заколдованный. Я же, когда лежал в госпитале, всё думал о том, что будет, если Гитлер победит. Не хотел, чтоб наш народ в скот превратили.

    ... Только прибыл в часть, из штаба пришёл запрос на водите­ля, который не курит и не пьёт. Командир сказал: есть такой, но очень молодой. Ответили: «Давай, у нас он быстро постареет». Так я пересел на легковушки, довелось даже военачальников возить.

    Ехал как-то на «эмке», вез военачальника, а немецкий корректировщик засёк меня. Дал команду расчёту. Снаряды - со всех сторон, один из них попал в маши­ну. Я пассажира своего из машины буквально выкинул, и мы поползли... В госпиталь попали оба.

    День Победы Савельев встретил на границе Западной Украины и Польши. «Все кричали; «Война кончилась! Победа!» - плакали, целовались».

    «Есть у нас ещё дома дела»

    Домой Георгий вернулся в са-нитарном поезде - ранения дали о себе знать.

    - В Барнауле встретил фронтового товарища, который помог с работой - устроил директора «Торга» возить. Женился. Из Барнаула в поисках лучшей жизни отправились в Бердск - поговаривали, что там работы хватает. Взял семью, поехали. Работал на лесовозе - возил брёвна: Бердск готовили к перевозу на новое место. В Барнауле у нас хотя бы с продуктами всё в порядке было, а здесь даже с хлебом перебои. Уйдёт старушка-тёща за хлебом и стоит там целый день! Вот чего было много, так это леса - торопились, пилили, складывали, вывозили. И всё равно не успели. Столько леса пропало после затопления!

    Дом построил сам, подарил его сыну и дочери. Сегодня главное богатство защитника Родины -внуки да правнуки.

    Нефронтовые письма: Вместо послесловия

    По иронии судьбы две двоюродные сестры Георгия Александровича после перестройки уехали на ПМЖ в Германию, обе замужем за «русскими немцами».

    - Живут и не жалуются. Сначала им пенсию из Москвы перечисляли, а теперь Германия им платит. Говорят, что хватает. А дочь моя в Бердске, в России, не может себе позволить жить на пенсию, продолжает работать. Мы, ветераны, и вовсе никому не нужны. Больно и обидно слышать упрёки молодёжи: зачем вы нам такую жизнь отвоевали?!

    ... Был случай: потекла в доме крыша. Сходил в соцзащиту – там только посмеялись надо мной. Я подумал-подумал, позвал внука: Виталька, давай президенту пи­сать. Тот упирался: «Ты чего, дед? Не дойдет письмо!». Но все равно написали, отправили. И представь, дошло! Мне позвони­ли: ваше дело передано в Новосибирск. Потом ещё звонок: ваше дело передано в Бердск. Из соцзащиты прибежали, отругали за то, что президенту написал, но денег на ремонт выделили - хватило и крышу залатать, и с водой вопрос решить. Но всё равно в частном доме жить трудно. Надо печку топить, уголь носить, дрова колоть. А мне дрова колоть нельзя - сказывается контузия. Когда узнал, что фронтовикам дают квартиру, сходил, попросил, чтоб и мне какую комнату дали. Меня в очередь записали, ничего конкретного не сказали. Не знаю, дождусь ли? Опять, наверное, буду президенту писать - адрес-то у меня есть.

    Наталья Сковрунская. Путь-дорожка фронтовая//Свидетель. – 2013. – № 15 (1132). - 18 апреля. -  11 стр.

    Фронтовик обдурил немцев, когда те обедали. Благодаря смекалке шофер полуторки доставил отрезанному немцами взводу снаряды и забрал раненых

    Слово «война» у 89-летнего Георгия Савельева всегда ассоциируется с полуторкой, «эмкой» и «студебеккером». Именно на этих автомобилях он ездил под обстрелами во время Великой Отечественной войны. Георгий Александрович попал на фронт в 1942 году. Всю войну был шофером.

    - В одном месте немцы отрезали взвод, - вспоминает фронтовик, - а солдатам необходимо подвезти снаряды и забрать раненых. Взвод находился на пригорке и бойцы не могли даже спуститься за водой, немцы без конца обстреливали. Отправили к нашим две машины, так фрицы их на горе подбили. А мне и говорят: мол, теперь ты попробуй. Подгадал я время немецкого обеда, а у них строго: война войной, а обед - по расписанию. Подъехал к горке. И поехал зигзагами за подбитыми машинами, вроде как со стороны не так и видно. Когда немцы меня замети­ли, было уже поздно.

    Не раз смекалка и осторожность спасали Георгия от смерти. Двигаясь в колонне, солдат старался держаться от всех чуть в стороне. И это «чуть в стороне» спасло жизнь бойцу в одном из переходов. Все машины разбомбили, кроме его.

    На войне смерть можно и по дурости получить, говорит Георгий Александрович, как-то был случай: напился молодой лейтенант и давай из оружия по своим палить. Подходит к Савельеву, а тот не растерялся, достал пистолет и ударил его по голове. Прибежали солдаты и оттащили лейтенанта в сторону. Пристрелили, скорее всего, предполагает фронтовик.

    В обстреле на какой-то станции осколок попал в голову молодому солдату. Он совсем не помнит, как его ранило. Очухался лишь в госпитале. Доктор сказал бойцу, что он родился в рубашке: еще один миллиметр и осколок бы повредил мозг.

    После госпиталя Савельева направили в Сталинград. Тут-то ему и пришлось познакомиться с легендарным маршалом Жуковым и стать его шофером. В Сталинграде они всегда ездили по трем точкам. Как-то на одной из них поднял ночью Жуков генерала и спрашивает, где большее скопление солдат на его участке, а тот толком не знает. Сразу его разжаловал в полковники, а на генеральскую должность назначил полковника.

    Однажды Савельев вез в штаб генерала. Немецкий корректировщик засек легковушку. Фрицам было известно, что на таких автомобилях передвигается высший офицерский состав. Хорошая мишень. Стали обстреливать. Один снаряд слева от машины угодил, другой - справа. Третий должен был попасть в цель. Вытащил солдат генерала, кричит: «Быстрее отсюда». Толь­ко отбежали в сторону, как автомобиль взлетел на воздух. Жуков после этого случая сказал: «Выпишите ему за генерала орден». Писарь награду выписать-то выписал, да только ее Георгий так и не получил.

    Домой, в Барнаул, 25-летний фронтовик вер­нулся лишь в 1949 году. Устроился на работу, обзавелся семьей. Жили неплохо. Но жена убедила Георгия Александровича переехать в Бердск, куда перебралась ее сестра. Аргументировала тем, что там идет строительство и зарплаты в несколько раз выше. Может, и квартиру дадут. Переехали. Устрои­лись на работу. В1954 году Савельев своими руками построил дом, в котором выросли дочь и два сына. В этом доме фронтовик живет до сих пор. Мечтает о благоустроенном жилье. Тяжело в таком возрасте топить печь и чистить снег. В очередь на жилье его поставили. Да только Георгий Александрович боится, что не доживет до получения квартиры.

    Галина Панчева. На фронте возил маршала Жукова//Курьер-среда. – 2013. - №14(326), 17 апреля-24 апреля. - 26 стр.


    Вернуться к списку

    ЦДБ Бердска © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz