Далёкая и близкая война
Литературно-краеведческий сборник Центральной детской библиотеки г. Бердска
Фронтовики, наденьте ордена
Меню сайта

Читаем о войне

Друзья сайта
  • ЦДБ г. Бердска

  • Поиск

    Форма входа

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 17.08.2017, 20:33

    Агафонов Сергей Михайлович

    На наше предложение прийти в гости и поговорить о Сталинградской битве Сергей Михайлович отреагировал по-боевому: «Готов поговорить в любое время дня и ночи». Приветливо встретил нас в просторном, но, по современным меркам, небольшом доме на окраине Бердска. Познакомил с женой Анной Григорьевной: «Бабушка у меня хорошая. Одна-единственная в Бердске. Мы с ней живем дружно». На вопрос «Как дела?», ответил: «Потихоньку. Вот жду тепла, вылезу на улицу, буду в огороде бабушке помогать...».

    ...Несмотря на свои 89 лет (в этом году наш герой отметит юбилей — прим. автора), Сергей Михайлович помнит во всех подробностях все события своей юности, даже самые незначительные. Помнит, какая радостная, хоть и небогатая жизнь была. Молодой человек сначала учился в Куртамышском сельскохозяйственном техникуме на агронома-полевода, закончил 3 курса. Потом узнал, что в военкомате набирают в авиационное училище, поехал учиться летать на По-2 в Курган. Сергей Михайлович утверждает, что в 1941-м году в стране особой тревоги не ощущалось. И известие о начале войны обрушилось на людей внезапно: «Мы жили за городом в палатках. И в этот день нас повели в кино. Было воскресенье, такая ясная солнечная погода... Выходим, и по громкоговорите­лям объявили, что на Советский Союз напала Германия».

    Программу обучения будущих летчиков ускорили, курсанты сдали экзамены, получили звания «сержант авиации». Их отправили учиться дальше — в Троицк на самолет-разведчик Р-5, а потом — на скоростной бомбардировщик в Пермь... Однако Сергею Михайловичу так и не суждено было использовать на войне полученные знания и повоевать в качестве летчика. «Дело в том, что немец в 1942-м году так поджал. Он хотел нас всеми средствами и всеми силами столкнуть в Волгу. Потому всех недоученных: и танкистов, и летчиков – бросили под Сталинград. Нас быстро проучили в пехотном училище, в эшелоны и на фронт».

    ... земля горела под ногами

    На Запад прибыли с пополнением с Дальнего Востока: все такие же молодые парни, как Сергей АГАФОНОВ — по 18-20 лет. Сергей Михайлович попал в 185-й отдельный пулеметный батальон 252-й стрелковой дивизии. Получил свой пулемет, бричку, лошадь. Несколько дней бойцы шли маршем вдоль линии фронта,, слышали, как рвутся снаряды и гремит канонада, но даже представить себе не могли, что их ждет впереди. «Мы заняли позиции, окопались. Стояли в овраге, который в Волгу выходил. А земля под Сталинградом такая твердая! Холодно, потом еще похолодало. Бои шли каждый день. Мы сначала оборонялись, потом пошли в наступление. Я этот день хорошо помню: утром встали, день ясный, морозный, шинели льдом покрылись. Нача­лась артподготовка, заработали «Катюши», через наши головы летели реактивные снаряды. И нам, конечно, было видно, как от этих снарядов земля горела и все, что на ней было».

    Сколько полегло наших солдат и офицеров в этой мясорубке страшно сказать, вспоминает Сергей Михайлович: за два-три дня немец перемалывал дивизию. О том, что страшно и погибнуть может, не думал: во-первых, воспитано его поколение было по-другому, во-вторых, ко всему привыкаешь — и к гибели товарищей, и к взрывам и бомбежкам. Но одна картина как сейчас стоит перед глазами, признается фронтовик. Подошла телега. А на ней рядом с боепри­пасами — парень молодой, раненый лежит. Живот разорванный и кишки висят наружу. А он еще живой. И кричит так жалоб­но, из последних сил: «Братцы, пристрелите меня, пожалуйста. Пристрелите меня!». Ну как ему поможешь, как такое забудешь? А еще вспоминаются переправы через реку с красной от крови убитых и раненых водой…

    Тяжело ранили во время наступления и Сергея Михайлович. Он из ям да воронок, через танки подбитые вылез, а там его санинструктор подхватил, перевязал рану. Повез в медсанбат. В палатках - прямо на соломе человек по 50. Дней 7 там их держали, рассказывает ветеран, раны у бойцов загнили - не успевали санитары обрабатывать, тысячи раненых привозили с передовой. Долго еще лечили пулеметчика: у него была перебита берцовая кость, вырван кусок мяса: в го­спиталях в Ульяновске, Томске, Ленинск-Кузнецке... Но на ноги поставили. И вновь отправили повышать уровень боевого мастерства: в общевойсковое училище.

    Возьмите меня на фронт!

    Разумеется, молодой офицер рвался снова на фронт, писал рапорты. Но такие, как он, имеющие образование, уже побы­вавшие в горниле сражений, нужны были здесь, в тылу. И Сергей АГАФОНОВ до самого окончания войны готовил солдат для фронта в Запасном полку, в Бердске. Причем, свою затею опять оказаться в самой гуще военных событий он еще долго не мог оставить. Сибиряк рассказал историю о том, как они с другом Мишкой ГОНЧАРОВЫМ пыта­лись добровольно-самовольно прорваться к боевым частям Красной Армии: «Узнали мы о том, что в Москве набирают молодых людей с образованием в институт по подготовке пере­водчиков немецкого языка. Мы туда с Мишкой поехали. А когда нас не взяли, Мишка говорит: «Сережка, поехали на фронт!». Мы расспросили, где находится отдел кадров штаба ближайшего фронта, на попутных добрались до Бреста. Нашли штаб, и когда адъютант отвернулся, шмыг к начальнику. Даем ему предписание, там значится Запасной полк в Бердске. «А где эта часть?» -спрашивает нас полковник. Мы объясняем ему: мол, это в Сибири, а мы хотим на фронт, добровольно, возьмите нас! Улыбнулся товарищ полковник, говорит: «Хорошие вы ребята. Нам такие смелые офицеры нужны. Только у меня строгий приказ Сталина: без направления — никого! Езжайте в Бердск и работайте».

    Подайте мне трудности!

    Впрочем, в Запасном полку служба тоже была — не сахар. Кормить солдатиков было особо нечем: мяса они вообще не виде­ли, рыба была только соленая. И каждый день рота солдат отправлялась в лес собирать крапиву, ягоды да грибы...

    День Победы Сергей Михайлович встретил в Бердске: «Посмотрели бы вы, какие все были счастливые! Представляете, чужие тетеньки и дяденьки бросались к нам, военным, на шею, как к родным, обнимали, целовали, кто плакал, кто смеялся...». Всех солдат Запасного полка весной 45-го погрузили в эшелон и отправили на Дальний Восток. Однако для офицера АГАФОНОВА служба еще не закончилась. Томск, Анжеро-Судженск. А оттуда еще 4 года в Германии: наводил порядок в Германской демократической республике, служил в комендатуре Мерзебурга. Когда же там стало более-менее спокойно, демобилизовался и поехал пускать корни в Бердск, откуда родом его первая жена Екатерина Павловна.

    По словам дочери Эльвиры Сергеевны, Сергей Михайлович — уникальный человек. «Ему так просто жить скучно. «Мне нужны трудности!» - твердил он всю жизнь. И никогда не сидел без дела. Сам построил дом. А когда мне нужно было помогать дачу строить, он так загорелся, что мы поставили домик за две недели. А ведь ему было уже 70 лет. И всегда он так: если что задумал, какая идея в голову пришла, никому покоя не даст, в 5 утра встанет и всех поднимет. Такой беспокойный и целеустремленный!».

    У Сергея Михайловича — 52 года стажа, включая 15 во­енной службы. Сначала трудился регулировщиком и снабженцем на «Веге», потом в бригаде кладчиков на БЭМЗе, начальником караула пожарной охраны на химзаводе... Он и сейчас умудряется дрова колоть, грядки поливать, гвозди вбивать, если нужно. Его ни в какую не заманишь в благоустроенную квартиру: «А что я там буду делать?». Пенсионер регулярно смотрит телевизионные передачи и по этому поводу высказал мне недовольство: «Вот раньше были артисты так артисты: выйдут в длинном платье, как запоют. А теперь у нас ни настоящих музыкантов, ни поэтов. И Пушкина, и Гоголя скоро совсем забудут!». Прессу Сергей Михайлович сильно ругает: «Один негатив пишете». Но выписывает «Бердские новости» и ЗОЖ. И постоянно с бабушкой делает какие-нибудь настойки, выращивает лекарственные растения. Он никогда не жалуется, хоть его перебитая нога и поясница болят порой так, хоть вой. Пережив столько трудностей в жизни, выжив в войне, он понял: смысл жизни и есть в этих самых моментах, которые необходимо преодолевать. Надо все воспринимать с благодарностью и чувством умора. Только так можно испытать радость от существования и оставить о себе добрую память.

     

    Н. Захарова …И красные реки крови //Бердские новости. - 2013. - №5. - 30 января. - 6 стр.

    Вернуться к списку

    ЦДБ Бердска © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz