Далёкая и близкая война
Литературно-краеведческий сборник Центральной детской библиотеки г. Бердска
Фронтовики, наденьте ордена
Меню сайта

Читаем о войне

Друзья сайта
  • ЦДБ г. Бердска

  • Поиск

    Форма входа

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 17.08.2017, 20:30

    СПИЦЫН ПЕТР ИВАНОВИЧ

    Петр Иванович Спицын родился 4 июня 1927 года. В 1943 году, прибавив себе год, пошел с тремя друзьями в военкомат записываться добровольцем на флот. Взяли в престижные войска только его. Служил в Тихоокеанском флоте матросом, изучал в 1944 году корабельную технику в Америке. В должности специалиста по взрывным работам был в Японии, Китае, на Курилах. Ставил морские мины, сбрасывал подводные бомбы, пускал торпеды, участвовал в высадке десантных групп, следил за японскими подводными лодками.

    Жизнь- благодаря им! //Бердский Курьер.-2005.-№13(89).-6 апреля

    Вернуться к списку

    СТАНКЕВИЧ СТАНИСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ

    Орден Александра Невского - награда боевая и достаточно редкая. Награждались им только офицеры, да и то старшие. В нашем городе такой орден имеет только один ветеран Отечественной - гвардии подполковник в отставке Станислав Михайлович Станкевич. А получил он его за Курскую дугу, за участие в том знаменитом танковом сражении, равного которому не было еще в истории войн.

     - Я в ту пору был начальником штаба истребительно-противотанкового артиллерийского полка, - вспоминает Станислав Михайлович. - Командир мой вышел из строя, мне пришлось его заменять. Бросили полк наш на прикрытие стрелковой части и сказали: "Стоять насмерть!". Мы и стояли...

    Меткой стрельбой из противотанковых орудий за сутки подбили 18 танков противника. И задержали гитлеровцев на заданном рубеже до подхода других артиллерийских частей. Высокой ценой достигнуто было выполнение боевой задачи, смертью многих однополчан. Оставшихся в живых представили к наградам, под­полковника Станкевича - к ордену Александра Невского.

    Станиславу Михайловичу довелось и в финской войне поучаствовать, причем от первого до последнего дня. Вышел из той кампании без единой царапины. Зато в Отечественную ранен был Станислав Михайлович три раза: в руку, ногу и голову. Особенно тяжело - в 41-ом, под Ельней, когда осколком снаряда пробило черепную коробку, задев даже мозг. Полгода госпиталей - но не вышел из строя боевой офицер, и долгих еще четыре года громили его орудия врага и на родной земле, и в Венгрии, и в Австрии. Брал Вену и Будапешт, а войну заканчивал уже начальником штаба гвардейской истребительной противотанковой бригады.

    .. .Дальнейшей армейской карьеры не получилось: давали знать о себе ранения. В 1946 году Станкевич демобилизовался и вернулся в родной Бердск, откуда он и был призван на срочную службу в далеком 33-ем. Вернулся со второй группой инвалидности и тремя боевыми наградами, особенно дорогой, конечно - орденом Александра Невского.

    Спиридонов Е. Стояли насмерть как было приказано// Бердские новости.-2000.-6 мая

    Вернуться к списку

    СУСПИЦЫН АЛЕКСЕЙ МАКАРОВИЧ

    Родом он из крестьянской семьи. «Чернорабочий» войны, артиллерист, младший командир. У него богатая фронтовая биография. С 1941 по 1944 годы - на передовой, вплоть до тяжелого ранения. Ранен был четырежды.

    Битва под Москвой, Воронеж, Курская битва, Беларуссия, Прибалтика — вот часть его боевого пути. Награжден орденом «Отечественной войны» первой степени и орденом «Красной звезды», медалями «За оборону Москвы», медалью Жукова, «За освобождение Беларуссии», а также он имеет медаль «За трудовую доблесть», «За освоение целинных земель» и другие. Он — живой свидетель и участник многих событий в двух столетиях...

    Окончил Бийское педагогическое училище, затем Алтайскую краевую партийную школу. Он многие годы возглавлял районку, это была газета Красногорского района и р. п. Троицкое Алтайского края. В 1970 году перебрался в Бердск поближе к своим сыновьям.

    Бахарева Г.Чернорабочий войны //Бердские новости2009.-№17.- С.7

    Я начал воевать уже на четырнадцатый день войны, но служил на фронте ещё до неё. Как сейчас помню: Мария Иосифовна, моя жена, которой теперь уже нет в живых, в слезах провожала меня на поезд, а мне было всего 22. Война началась в Смоленске, туда меня и отправили. Помню первый день: нас было несколько молодых, крепких ребят, готовых грудью встать за свою страну. Да вот беда: нет лошадей. Нам их быстро нашли, дали в распоряжение. Не успели обкатать их, как в небе закружили немецкие самолёты, начав­шие обстреливать и бомбить всё и всех... Мы попрятались в окопы, а лошади остались на поверхности... Когда бомбежка закон­чилась, и мы вылезли из укрытия, увидели мертвых людей, покрывших сырую после дождя землю, лошади тоже лежали недвижно, а в воздухе витал запах свежей крови и пыли... Ужасная картина... Но что поделать: война есть война. Меня назначили сержантом шестнадцатой роты. Воевал я на многих фронтах, но отчетливее всего в памяти сохранились воспоминания о Западном и Смоленском фронтах: там было сложнее всего. В октябре 41-го меня ранили в левую ногу, я добрался до госпиталя, где пролежал пять месяцев, а после него отправился в Тамбов... Дальше — проходил курсы молодых сержантов в 1942 году. По пути в Пруссию был ранен ещё три раза... Когда, наконец, достигли с товарищами Берлина, чинили расправу над немцами, не щадили их, мстили за кровь, пролитую нашими солдатами, за смерть нашего народа, за наших женщин и детей... Служба моя закончилась в 1946 году...

    Резун И. Немцев мы не щадили//«Бердские новости». – 2010. - №1. – 6 января

    Вернуться к списку

     

    СУХОДАРЕВА АНТОНИНА АЛЕКСАНДРОВНА

    Эта красавица-сибирячка, без преувеличения, «вынесла» войну на своих хрупких плечах. 19-летней девчонкой в 1942-м году была призвана из Омска защищать Родину. В составе специальных железнодорожных формирований служила в 4-й железнодорожной бригаде Управления военно-восстановительных работ, восстанавливала железнодорожные артерии прифронтовой полосы.

    В  войну  железнодорожников   называли   первыми   помощниками Красной Армии, родными  братьями  солдат-фронтовиков. Они не ходили в атаку, но без их героического труда не было бы Победы. Под бомбежкой и артобстрелами бесперебойно доставляли они боеприпасы и военную технику к огневым рубежам.

    - Как нам тяжело было, молодым девчатам, вы не поверите. В 1942 году на Калининском фронте в труднейших условиях наш женский отряд восстанавливал   железнодорожную связь. Идя  по  горячим следам боев - Крюково, Бартеневе, Дубосеково, Зубцово, устанавливали недостающие столбы, натягивали провода. В 1943 году нас, человек пятнадцать, перебросили в Смоленск   на   отгрузку   шпал, рельсов,  стрелочных  переводов, мостовых балок и т. д. Представляете, сколько они весили? Тонны. Глаза на лоб лезли, когда все это ворочали. В 1944-м году я со своим отрядом в составе 3-го Белорусского     фронта.   прошла Литву, а в 1945-м дошла до Кенигсберга.   День   Победы встречала  снова   в   Литве. Там же мне вручили медаль «За победу над Германией».

    Андреев П. Дошла до Кенигсберга // Бердские новости.-1995.-23 марта

    Вернуться к списку

    СЫСОЕВ МИХАИЛ АНТОНОВИЧ

    Михаил Антонович - коренной сибиряк, родился в 1923 г. в с. Дмитровке Венгеровского района. Был призван 18-летним на войну через пять месяцев после ее начала.

    - Меня, когда на войну призвали, привезли в Татарку. Я просился в танковые войска пулеметчиком. Шибко хотелось на танке прокатиться да из пулемета по врагу пострелять. Не взяли. Сказали: «Сысоев, ты ж ростом маленький. А пулемет тяжелый. Ты ж его на себе не утащишь!» Так я попал в артиллерию

    Начинал свой боевой путь сибиряк наводчиком полковой артиллерии. Со своей маломощной «сорокопяткой» и отступал осенью 43-го к Дону. Боевое крещение вы­держал с честью. В первом же бою под станцией Чир  на Дону он, артиллерийский наводчик, из своей «сорокапятки» метким огнем уничтожил две вражеских самоходки вместе с находящейся на ней живой силой.  Это было во время жестоких оборонительных боев, предшествующих Сталинградскому сражению. 112-й стрелковый полк 39-й дивизии, где воевал Михаил, неся большие потери, отступал от Дона к Волге. Неравный бой разметал подразделения полка в разные стороны. В попавшем в окружение артиллерийском расчете Сысоева из семи солдат оставалось трое. И одно из четырех орудий — единственная надежда и защита окруженцев.

    Пушка у нас тяжелая. Втроем ее туда-сюда попробуй-ка покатай! Но, думаем, бросим ее, нас под трибунал отдадут. Тогда же не церемонились, могли и в рас­ход пустить... Тащим ее на себе где волоком, где как... Пушку на замученных лошадях, выбиваясь из сил, везли скрытно, прячась по оврагам. Где-то должна была быть пере­права через Дон

    Чудом добравшись до переправы, успели к последнему катеру. Никого больше не брали, а нас взяли - у нас пушка. Едва отъехали от берега, метров 100-200, налетел немец, давай обстреливать катер. Мы с друзьями попрыгали в лодку, что сбоку катера была, а там воды по пояс... Когда обстрел закончился и немцы улетели, мы из лодки вылезли, глядь - а все, кто в катере были, убиты. Погиб и один из артиллеристов расчета. До своих мы все-таки добрались. И пушку сберегли.

    Когда заняли оборону непосредственно в Сталинграде, 112-й пехотный полк 39-й дивизии, где служил Михаил, хлебнул лиха сполна. В эти дни минометы заменили полковым артиллеристам пушки. Прижатые к самой Волге, к ее крутому берегу, они могли стрелять только ввысь. И причем с открытым ртом, иначе оглохнешь. Но держа­лись стойко, так и не дали фашистам выйти к реке.

    Михаил вспомнил, как гитлеровцы невольно подкармливали их, всегда голодных.

    - Мы голодаем в окружении. А немцам из-за невозможности подвоза провианта по земле провиант на самолетах доставляют да сбрасывают. Самолеты прилетали обычно ночью и сбрасывали грузы на сигнал ракеты. Мы глядели на это дело, глядели, да потом и подумали: «А дай мы тоже ракету запустим, как они. Что из этого выйдет?» Запустили. Не прошло и пяти минут, немецкий самолет летит прямиком к нам. Круг дал и ушел. Смотрим - на парашюте бочка спускается. Вскрыли ее. А там! Сало ломтями, тушенка, шоколад... В другой раз таким же манером получили боеприпасы. Война. Путаница. Тут разве разберешь, где кто?

    Первый орден воинской Славы Михаил получил за бой на станции Чир. Случилось это так: отступая в Сталинград, часть, где служил наш герой, попала на железнодорожную станцию. Здесь на одной из платформ воинского состава стояли новенькие пушки, а рядом кучками, как дрова, валялись снаряды. Где-то рядом бои идут. Не понять, кто где. Пострелять охота - страсть!

    -Что мы бежим, - остановил товарищей Михаил. - Давайте скатим пушку и будем стрелять. Куда стрелять? Да туда, откуда прибежали.

     Откатили пушку и стреляли до тех пор, пока не раскалился ствол. Сделали небольшой перерыв и снова прямой наводкой по врагу. Скатив еще две пушки и получив подкрепление, оборону держали целую неделю... Окопались от бомбежки, и даже не ранило. Если не считать, что Михаила  привалило землей. Ребята откопали, и он час язык не мог поворачивать...

    Естественно, командование части не могло не поддержать инициативу артиллеристов. К ним несколько раз приезжал полковник: привез подмогу и просил добавить огня. Переписал фамилии храбрецов и обещал наградить.

    Контуженный Михаил, как правило, отлеживался в медсанчасти - в госпиталь его не отпускали. Командир боялся, что такой проворный, безотказный солдат не вернется назад. Оценив возможности бойца, его направили в разведчики.

    Однажды полковую разведку направили «смотреть немца». Это значит - разведать, нет ли перед наступающим полком немецких частей. Но сплоховали разведчики: в деревне, куда они пробрались, их заметили и взяли в плен.

    Михаила вели с колонной пленных на расстрел. Последний их путь лежал до ближайшего оврага. И вдруг, подняв голову, в одном из конвоиров сибиряк узнает своего земляка Ивана Григорьева, как выяснилось потом, добровольно сдавшегося в плен и служившего у немцев. На привале Иван говорит: «Миша, я сейчас подниму колонну, а ты не поднимайся. Скройся в траве и лежи. Мы пройдем, а ты свободен...» Колонна ушла, а Михаил ползком, травой пробрался в лес. Днем прятался в лесу, а ночью пробирался к своим. Так и пришел в свою часть. Не обошлось, конечно, без допросов в особом отделе.

    Вторую «Славу» солдат заслужил уже на Украине. «Сходите, посмотрите, есть ли в деревне немцы», - приказал командир. Разведчики зашли в хату и попросили у хозяйки поесть. И тут по окнам начали стрелять немецкие автоматчики. Оставив напарника у двери, Михаил выполз во двор и, забравшись на тополь, сверху расстрелял фашистов. По дороге в часть разведчики так же лихо расстреляли сначала одного немецкого мотоциклиста, потом второго и даже прихватили с собой в качестве трофея пулемет. К своим добрались на трофее, на вражеской технике. А командир нас отругал, что своих коней мы в деревне оставили, пришлось возвращаться, забирать их.

    Дело шло к победе, и грудь сибиряка уже украшали многие ордена и медали. А заслуги были, да еще какие! Только два ордена воинской Славы чего стоят. А сверкающим рядом из четырех медалей «За отвагу» редко кто из солдат Великой Отечественной вообще мог отличиться.

    С трофейным аккордеоном, с чемоданом подарков вернулся Михаил в родное село. Хотели его назначить председателем колхоза, затем сельсовета, но он не захотел брать на себя руководящую обузу. Стал простым рабочим...

     За плечами - целая жизнь: и война, и 20 лет работы на БЭМЗе; взрослые, дети, внуки...

    Семейная жизнь Михаила Антоновича - отдельный разговор. Его старший брат погиб на войне, осталась вдова с ребятишками. Вот на ней бравый солдат и женился. С полного благословения матери: «Семья должна остаться семьей...»

    Ковенко Л. Похождения бравого солдата // Свидетель 2000.- 20 апреля

    Иванов П.Вызываю огонь на себя...// Бердские новости.-2003.-30 января

    Вернуться к списку

    ЦДБ Бердска © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz