Далёкая и близкая война
Литературно-краеведческий сборник Центральной детской библиотеки г. Бердска
Фронтовики, наденьте ордена
Меню сайта

Читаем о войне

Друзья сайта
  • ЦДБ г. Бердска

  • Поиск

    Форма входа

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 16.07.2018, 02:06

    РАССКАЗОВ ГЕОРГИЙ НИКОЛАЕВИЧ

     Машинисту Георгию Рассказову в военное время приходилось работать на станции Кривощеково по несколько суток без отдыха.

    На станции, где отец Томы работал машинистом, при транспортировке разбился вагон с конфетами. Сладости были разбросаны по всему железнодорожному полотну. И кто бы им вел подсчет? Но машинист Георгий Рассказов взял ровно пять штук. По одной на каждого своего ребенка.

    - Мы хлеба-то толком во время войны не видели, — вспоминает Тамара Рассказова, — а тут приходит папка и выдает каждому по конфетке. Я до сих пор помню вкус «Чио-чио-сан». Кажется, что вкуснее ничего в жизни не ела!

    Тамаре было пять лет, когда началась Великая Отечественная война. Об этом событии она узнала, когда находилась в гостях у подружки. Вспоминает, что бросилась домой и с порога на радостной ноте крикнула: «Война». Но родные ее осекли, произнеся, что это горе, а не радость.

    Отца Тамары в армию не призвали из-за болезни, и всю войну он работал на маневровом паровозе на станции Кривощеково.

    Отец приходил домой поздним вечером весь в мазуте, рассказывает Тамара Георгиевна, и нередко его опять вызывали на работу в ночную смену — машинистов не хватало. Даже толком не успевал помыть руки, брал сумочку с едой и шел на станцию.
    Женщина никогда не забудет тяжелых, голодных, холодных военных лет. А когда в памяти всплывают случаи из той жизни, слезы наворачиваются на глаза. Отцу выделили недалеко от станции Чик земельный участок, где семья выращивала картофель. Привезет отец Тамару и ее сестру на паровозе до Чика, высадит. И они с бидончиком воды бегут на поле обрабатывать картошку. Приходит время копать — опять девчонки на поля. Вечером приедет отец, сгрузит урожай и на тачке везет его, упирается. А дочери из последних сил помогают ему, толкая тачку. Девять соток земли давали щедрый урожай — до 90 мешков картошки.

    Георгий Николаевич очень уставал на работе, но приходил домой и впрягался в домашние дела. Семья держала корову, свиней, овец. И мужчине нужно было ухаживать за скотиной, да еще и самому заготавливать корма.

    Наступил день Победы — «радость великая», повествует бердчанка, вернулись с войны три двоюродных брата отца, а вот мамины братья погибли на фронте. Родного брата Георгия Рассказова не призвали на фронт, и он также работал на железной дороге помощником машиниста. И с ним произошла любопытная история. Когда после войны он отправился учиться на машиниста и прошел медкомиссию, выяснилось, что мужчина дальтоник — не различает цветов. Потом он признался, что цвета семафора определял по их расположению. На транспорте он работать не мог. Устроился путейцем.

    Георгий Николаевич был серьезно болен, но продолжал работать до 1958 года, пока его не отправили на инвалидность. В 67-летнем возрасте он ушел из жизни. У Тамары Георгиевны хранятся награды труженика тыла: медали «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны», «За трудовое отличие», орден Трудового Красного Знамени. И женщина искренне считает, что ее отцу во время войны пришлось пережить не меньше испытаний, чем тем, кто был на фронте. 

    Панчева Г. В. Во время войны водил паровозы.// Курьер-среда. – 2011-2012. - №34. – 7 сентября – 14 сентября. – с.26

     

    Вернуться к списку

     

    РАСТЕГАЕВ ИВАН НЕСТЕРОВИЧ

    Иван Несторович Растегаев — бывший мастер литейного цеха БЭМЗа в 60-70-е годы, участник Великой Отечественной войны, был одним из тех, кому посчастливилось принять участие в историческом параде Победы, состоявшемся 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве. В Бердске их всего трое.

    - Война взяла меня в оборот сходу. Работал я тогда в леспромхозе на Алтае, в селе Боровлянском, молотобойцем. Был хорошо физически развит, увлекался лыжами. Вот оттуда в 41-м меня и призвали в пехоту — 22-й призывной год.

    В 1942 году воевал на Калининском фронте, в самом пекле, был связистом в штабе батальона 511-й мотострелковой бригады. И вот в декабре 42-го, казалось бы, нашла меня смерть. При нападении немецкого десанта буквально прошит был автоматной очередью. Тяжелое ранение в позвоночник, в ногу, в руку. Лежал, истекал кровью. Но, к счастью, вовремя подошли наши части, отбили. Меня затащили в землянку, как могли, перевязали.

     Девять месяцев не поднимался с госпитальной койки, но сказалась молодость, и после шестимесячного долечивания в отпуске я вернулся в строй.

    Судьба повернулась к счастливчику, вернувшемуся с того света, светлыми гранями. Кончается война. Иван Несторович попадает в свежесформированный танковый полк, стоящий недалеко от Москвы, под Люблином. В его составе и предстоит ему проехать на «обутых» резиной (для бесшумности) гусеницах по брусчатке главной площади страны. И не один раз, а и в других праздничных парадах на Красной площади.

    - На Красную площадь наш полк в полной парадной готовности прибыл накануне парада, в 10 часов вечера. Машины нам дали самые лучшие, отрегулированные, как часы. Полк, конечно, не в полном составе, машин тридцать.

    Вышли из танков, командир строго-настрого приказал никуда не отлучаться. А соблазнов было много: нас сразу же окружили москвичи, желающие с нами познакомиться. Чуть ли не на руках носили. Ночь пролетела незаметно, а утром, во время парада, мы не подкачали — прокатили по площади, как по струнке. Как водитель я, конечно, был не в самом завидном положении. Перед глазами — только брусчатка, но ощущение радости, гордости, вся атмосфера Победы заменяли эти мелочи.

    Впереди у танкиста было еще несколько лет службы в освобожденной Европе. Водил свой танк по дорогам Австрии, Чехии.

    Демобилизовавшись, Иван Несторович окончил институт, стал техником-механиком, дослужился до главного инженера ремонтно-механических мастерских

    Иванов П. В танке – по Красной площади// Бердские новости.-1995.-23 июня

    Вернуться к списку

     

    РУДНЕВ НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

    Родился Николай Владимирович в 1902 году в Вологодской области. Учился в церковно-приходской школе, затем в ремесленном училище. Был призван в армию. Служил в Ленинграде и Киеве. В запас ушел сержантом-радистом. Приехал в Новосибирск, где начал свою трудовую жизнь. Радиолюбителем Николай Владимирович стал еще до армии (радиотелефонной связи тогда еще не существовало, была только «морзянка»). Но время шло вперед, совершенствовалась и радиосвязь. Знаний не всегда хватало, и Николай Владимирович решил учиться. Поступил в Томский университет на специальность «радиофизика». По окончании преподавал физику в школе на Алтае.

    Мирную жизнь прервала война. Родина позвала на фронт, и сорокалетний офицер запаса, оставив дома жену и двоих детей, ушел на войну.

    Много повидал на фронте офицер батальона связи Руднев. Дивизия, в которой он воевал, принимала участие в боях на Курской дуге, форсировала Днепр, штурмовала немецкие города. День Победы он встретил в Германии. Николай Владимирович считает, что он родился в рубашке: остался жив, несмотря на то, что попадал и под бомбежки, и под автоматный обстрел.

    Во всей дивизии Руднев был едва ли не единственным специалистом по радиостанциям. В 1942-м на Курской дуге дивизия потеряла связь с командованием армии: вышла из строя радиостанция. Вызвали Руднева. Ни документации, ни схем, ни тем более деталей к радиостанции не имелось. Выручили связиста знание и смекалка: одно из подгоревших сопротивлений он обернул бумажкой, заштрихованной простым графитовым карандашом. Радиостанция заработала, связь дивизии с командованием была восстановлена, за что лейтенант Руднев был награжден медалью «За боевые заслуги».

    Есть у него еще одна почетная награда — орден Красной Звезды. Во время налета вражеской авиации, когда бомбы рвались справа и слева, Николай Владимирович не побежал в укрытие прятаться, а продолжал ремонт радиостанции под открытым небом, потому что ее срочно нужно было ввести в эксплуатацию.

    Одной награде — ордену Отечественной войны — он предпочел отпуск домой, на родину. К концу войны за боевые заслуги ему предоставили такой выбор — он выбрал отпуск, 40 дней. Правда, дома он побыл только пять, остальные тридцать пять ушли на дорогу туда и обратно.

    Закончилась война, но еще два года Николай Владимирович служил в Германии. После демобилизации вернулся в Сибирь, приехал в Бердск. Вся дальнейшая трудовая деятельность Николая Владимировича Руднева была связана с радиозаводом. Сначала директор ПТУ при заводе, затем начальник отдела стандартизации.

    Мельников И. Годы - не беда...// Бердские новости.-1995.-20 апреля

     Вернуться к списку

     САХАРОВ ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ

    Виктор   Михайлович Сахаров, родился 1 ноября 1924 года. Его призвали в артиллерию   в1943 году из Новосибирска: погрузили в вагоны вместе с лошадьми, се­ном и пушками и отправили в Ленинград. Полгода провел в обороне, был заряжающим - подавал снаряды. Больше года затем в обороне в Белоруссии, воевал в Литве, где его и ранило. После госпиталя попал в тяжелую артиллерию, в составе которой прошел Восточную Пруссию. Стоял несколько месяцев в обороне под Кенигсбергом, пока войска готовились к штурму, ходил во фронтовую разведку. Домой вернулся только в 1947 году. За освобождение Белоруссии награжден орденом Красной Звезды.

    Жизнь- благодаря им!// Курьер.-2005.-№13(89).-6 апреля

    Галина Бахарева

    Родился Витя Белобрюхов в селе Ново-Еловка Тальменского района Алтайского края в многодетной семье. Отец трудился на сельской мельнице. «Родители при мельнице, что находилась в отдалении от села, проживали. Мы в начальную школу каждое утро пешком ходили, а потом осенью уезжали за 12 километров в другую деревню — Ново-Соседово, где квартирка была, — там самостоятельно жили, учились. Мельницу, ставшую домом для семьи, по весне, по большой воде, унесло, разрушило волнами, прибило к другому берегу. Отца в 1938 году как врага народа осудили на 7 лет без права переписки. А семья переехала ближе к родным в Новосибирск — они помогли купить барак на окраине.

    Вдруг все оборвалось

    По мнению Виктора Михайловича, было в те годы у населения предчувствие, что грянет война.

    Тревожная была обстановка, мы чувствовали это, — говорит он, — Повсеместно проводились лектории, политинформации. В магазинах с прилавков все исчезало мгновенно. А как война началась, сразу ввели продуктовые карточки. «Пайка» детям: 400 г в сутки, иждивенцам — 300 г., работягам на производстве — 600 г, на «военных» заводах — 800 г. Были карточки на хлеб, на мясо, крупу.

    Помню, известие о начале войны мы услышали в Новосибирском передвижном цирке. Шло представление. Весело! И вдруг все оборвалось...

    Чтобы прокормиться, искали работу. Однажды на улице Фабричной набрел на Новосибирский хлебокомбинат № 1 треста «Росглавхлеб». Там шел набор на курсы пекарей. Я записался сразу. Заманчиво было работать в пекарне — будешь всегда сыт. Кто голодал, знает, что и золото меркнет перед ломтем хлеба, когда нечего есть.

    Словом, стал Виктор еще до Армии хлебопеком, год трудился на этом поприще, пока не получил повестку из военкомата.

    В ряды Советской Армии Виктор Белобрюхов был призван из Новосибирска. Прибыл в военный городок в Калининском районе, где базировался 16 Запасной Артиллерийский полк.

    — Разместились в старых, страшно холодных казармах дореволюционной постройки, — вспоминает ветеран, — Выдали б/у гимнастерки, кальсоны без пуговиц на завязках (пуговиц не хватало). Я рослый был, все обмундирование маловато! Но на такие мелочи не обращали внимания. И пошла учеба: до обеда — занятия, затем строевая подготовка. От политинформаций — до освоения орудий. В апреле 1943 года погрузили в вагоны пушки, людей, и повезли нас под Ленинград — стоять в обороне на подступах к городу-герою. Выполнили поставленную задачу и в начале июня вновь команда: по вагонам! Впереди Белоруссия, где готовилось большое наступление наших войск».

    Из воспоминаний: «Прибыли на станцию Орша, большой железнодорожный узел. Стали участниками грандиозного сражения, оставшегося в истории. Освобождение Белоруссии началось 23 июня с артподготовки — и пошли в наступление наши войска. Потери были колоссальные с обеих сторон. Я в минометчики попал. Нам за полтора часа массированного арт-удара предстояло выпустить из своих орудий по целям 120 мин. Как только стихла артиллерия, пошли танки, за ними — пехота. Самолеты группами, по три-четыре десятка — наводнили небо. Дружно бомбили. Легко сдвинули «немца», погнали с нашей земли. После участи в операции дали 4 дня отдыха. Мы палатки натянули, картошки в поле наворовали и радовались, что живы.

    Был такой случай:

    — Наш расчет (12 человек), который в ночь отправился в путь, попал под обстрел авиации. Как налетели — почернело небо. Перед машиной бомба упала. Командира сразу насмерть... Разметало по земле «осколки» тел. Машина разбита вдребезги. Четверо живы и невредимы, часть раненых, половина — убитых. Сам спасся чудом — от взрывной волны и разрушающего железа укрылся за колесом.

    В тот раз он легко отделался, но на фронте нельзя без потерь. Поэтому звенят по всему телу: в голове, около сердца — у Виктора Сахарова осколки войны.

    Очнулись после взрыва солдатики без командира: что делать? Увидели стог сена в поле, зарылись в него, переночевали. Поутру вышли к воинской части, в которую впоследствии были зачислены.

    В апреле 1947 года артиллерист, минометчик и хлебопек получил новое обмундирование, демобилизовался, влез в товарный вагон и спустя полмесяца — здравствуй, Новосибирская область, встречай солдата Победы! Вся семья собралась: отец, братья — радость великая, что живы! Купили барак на улице Заводской, 39, старом Бердске, в мельничном поселке). И стали жить, обустраиваться на новом месте, хотя до 1947 года ничего не знал Виктор о Бердске. Сюда, по возвращении отца после семи лет лагерей, переехали родители, которым запрещалось жить в крупных городах. Сын с семьей обосновался рядом с ними.

    После войны был я гол, как сокол. Люди бедно жили. Карточную систему отменили только в январе 1947 года, после денежной реформы. Снова мучили голод и нищета. Но ведь живы! Но нам по 20 лет. Сын родился. Хорошо жили. Я ради любимой жены даже свою фамилию поменял на ее — девичью. Ей своя привычней была, нравилась, а я спорить не стал.

    В Бердске прошла моя трудовая жизнь — подчеркивает Виктор Михайлович. — Здесь я был счастлив с женой Галиной Петровной и сыном Михаилом.

    И здесь он, сегодня, выбираясь на берег Обского водохранилища или Бердского залива, чтобы подышать свежим воздухом, отдыхает душой, напитывается красотами бердской природы и вспоминает, как годы промчались, и сколько труда было в его биографии, и как его поколение опалила война.

    Вернувшись домой, артиллерист Виктор Белобрюхов отправился в хлебный цех Бердского хлебокомбината, его встретили словами: «Нам такие богатыри и мастера нужны» и приняли на должность бригадира. Всю жизнь посвятил он хлебокомбинату, где из рядового хлебопека вырос до бригадира, начальника отдела кадров, директора Дом отдыха «Чайка», и трудился вплоть до 1986 года.

    За ударный груд фотография нашего героя неоднократно заносилась на Доску почета. Свои заметки он публиковал еще в газете «Бердский большевик», 70 лет является подписчиком первой городской газеты, которая теперь носит название «Бердские новости».

    Мельников И. Годы - не беда...// Бердские новости.-1995.-20 апреля

    Бахарева Г. "Солдат Победы"//Бердские новости.-2017.-3 мая № 18. -  стр. 7

    Вернуться к списку

    СВИНИНЫ

    Старшину оперировали под открытым небом, но вынуть все осколки из ног так и не удалось. До конца жизни он носил в себе два военных «трофея».

    В тот день Людочке Капраловой исполнилось восемь лет. Она требовала от родных именины, но бабушка ей ответила: «Война началась. Какие теперь именины».

    Один за другим на фронт стали уходить мужчины.

    Свинины, мамины родные братья, рассказывает 77-летняя Людмила Капралова, воевали с немцами еще в Первую мировую войну. Яков погиб, Михаил остался жив. После 25 лет рекрутства вернулся в родной дом и георгиевский кавалер Андрей, дослужившийся до подпоручика.

    Когда началась Великая Отечественная война, в армию призвали младшего Свинина, Василия, и двух его племянников, сыновей георгиевского кавалера  Андрея и Николая.

    Василий Свинин попал на Ленинградский фронт: сопровождал обозы на Дороге жизни. Попал к немцам в плен, но через пару дней был освобожден красноармейцами. Затем были суд и ссылка на уральские медные рудники. Благодаря богатырскому здоровью и телосложению, говорит Людмила Андреевна, дяде удалось выжить и вернуться домой. Дожил он до глубокой старости. Пришел с войны и Николай Свинин.

    Андрея Свинина призвали служить  на крейсер «Червона Украина». Крейсер был потоплен немцами. И Андрей попал в артиллерию. Рассказывал, что немцы их называли «черной смертью». С болью вспоминал, что, когда занимали населенные пункты, порой в колодцах  находили вместо воды трупы, груду трупов. Андрей Андреевич дошел до Австрии, где получил тяжелое ранение в обе ноги. После долгого лечения в госпиталях вернулся в Бердск.

    Людмила Капралова вспоминает, что, когда она училась в школе, к ним на линейку пригласили Андрея Андреевича. Про войну больше рассказывала их учительница, а Людмилин двоюродный брат (по этому поводу девочку охватывала большая гордость) пел песни и рассказывал стихи. Она не знает, кто был автором стихов про моряков, но строчки врезались в память на всю ее жизнь: «Задохся пулемет. Замолкла высота. Моряк подвесил к поясу гранаты и ринулся под танк, как  прыгал с палубы в морскую глубину. За ним другой моряк пошел неторопливо. И рухнул танк, рванувшийся к нему. И пятый встал моряк…» Уже потом, когда девочка стала пионервожатой, эти строчки она читала своим воспитанникам и вспоминала самую яркую в своей жизни линейку.

    Андрей Свинин прожил 63 года, воспитал троих детей.

    Отец, говорит Сергей Свинин, воевал на Втором Украинском фронте. Имел три награды: медаль «За оборону Кавказа» и две медали «За отвагу». Фронтовик рассказывал сыну о тяжелых боях под Сталинградом, когда артиллеристы вынуждены были держать много часов подряд деревянные палочки во рту, чтобы от канонады не лопнули барабанные перепонки, о том, какими тяжелыми были уличные бои в самом городе, когда с крыш, подвалов, окон домов стреляли немецкие солдаты.

    Вспоминал и о том, как в Молдавии недалеко от одного из хуторов на кукурузном поле немцы спрятали  два «тигра», которые нещадно били по группе русских солдат. Андрей Свинин забрался на конек дома и корректировал огонь нашего орудия. Благодаря солдату удалось сбить с водонапорной башни немецкого корректировщика, а затем и уничтожить танки противника.

    Рассказывал отец и о нелепых смертях на войне, когда отлетевшим от взрывов куском бревна или мерзлой земли насмерть убивало солдат и офицеров. Да и сам Андрей Андреевич первое ранение, перелом ключицы, получил от куска оторвавшейся с крыши черепицы.

    Под Веной старшину тяжело ранило, чуть не остался без ног. Оперировали его под открытым небом, но все осколки от разорвавшейся мины так и не вытащили: до конца жизни носил в себе два военных «подарка».

    -Отец был очень добрым и чутким человеком, — говорит Сергей Свинин, — никогда не обижал и не наказывал нас, приводя довод: меня немцы били — я детей буду обижать?

     Панчева Г. Был ранен под Веной// Курьера. Среда. – 2011. - №21(233). – 8 июня-15 июня. – с. 26

    Вернуться к списку

    ЦДБ Бердска © 2018
    Создать бесплатный сайт с uCoz