Далёкая и близкая война
Литературно-краеведческий сборник Центральной детской библиотеки г. Бердска
Фронтовики, наденьте ордена
Меню сайта

Читаем о войне

Друзья сайта
  • ЦДБ г. Бердска

  • Поиск

    Форма входа

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 23.05.2017, 04:12

    ЛАВРИНЕНКО М.

    18-летним мальчишкой ушел на фронт. Повидал всякое, был ранен. До сих пор ношу в своем теле вражеские осколки. Не верилось, что из этой кровавой бойни выйду живым. Но уцелел.

    Я воевал в 342-й стрелковой дивизии 61-й армии в составе Западного фронта , в роте разведки. Зима 1941-42 года была суровой, морозной, метельной. Испытывали невероятные трудности. Не хватало оружия и боеприпасов. Автоматы были только у нас, разведчиков. Недоставало продовольствия. Но наступление продолжали и отогнали немцев от города Тулы, освободили рабочий поселок шахтеров Косая Гора, железнодорожные узловые станции Горбачи и Болотное, города Болев и Козельск и много других населенных пунктов.

    Отступая, оккупанты разрушали строения, расстреливали мирных жителей, стариков, женщин и детей. Трупы лежали прямо на улицах. Через несколько дней в деревню приехал генерал Рокоссовский, патриарх всея Руси Алексий и писатель Илья Оренбург. Они благодарили нас за освобождение от врага Тульской области. Рассказывали и возмущались зверствами фашистов над жителями села Побуж, где они сожгли 400 домов.

    Патриарх всея Руси Алексий осудил варварство немцев и благословил нас на изгнание врага с территории священной земли.

    Добрым словом нельзя не вспомнить тружеников тыла. По 12-16 часов работали они, помогая фронту, несли другие тяготы и лишения, голодали, умирали за станками в цехах оборонных заводов, теряли родственников, но делали из последних сил все, что требовалось для обеспечения фронта боевой техникой, боеприпасами, обмундированием и продовольствием.

    Тыловики вместе с нами, наравне, а может быть, и в большей степени, «ковали» Победу. Отрывая последнее от себя и своих голодных и босых детей, наши рус­ские, терпеливые и добрые женщины высылали нам, солдатам-фронтовикам, незамысловатые подарки. Под новый 1943-й год наш политрук, и старшина роты вручили вышитые кисеты с табаком и бумагой для самокруток. В каждом было письмо с добрыми словами. «Если кисет получит пожилой мужчина, пусть напишет как отец, если молодой — как брат или жених».

    В январе 1943 года наша 61-я армия была передана вновь созданному Брянскому фронту. Тогда же на полях сражений появилось множество самолетов новой конструкции, танки Т-34, самоходные артиллерийские установки, реактивные минометы «Катюша».

    В феврале после двухчасовой артиллерийской подготовки перешли в наступление на город Мценск в направлении к Орлу. Так началось историческое Орловско-Курское сражение, закончившееся в августе освобождением Орла, Курска, Белграда и Харькова.

    Так шли мы дорогами войны к Победе...

    Лавриненко М. Невозможно забыть// Бердские новости.-1993

    Вернуться к списку

    ЛЕБЕДЕВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ

    В Красную Армию я был призван еще весной 1939 года. Служил рядовым и сержантом в 1-й Краснознаменной Армии на Востоке, наша часть перед самой войной была переброшена в Забайкальский военный округ. В начале Великой Отечественной войны наш полк оборонял Маньчжурскую границу. Осенью 1941 года в г. Абакане формировалась лыжная бригада и я, как спортсмен-лыжник, был в нее зачислен. А вскоре с частью рядовых и младших командиров был направлен в Но­восибирскую область на станцию Заводскую (ныне пос. Пашино), где наш батальон строил заводские корпуса, восстанавливал эвакуированный с запада военный завод № 635.

    В складских помещениях мы оборудовали цеха, столовую, жилье для мобилизованных молодых рабочих и работниц. Завод был в рекордные сроки сдан в эксплуатацию и стал выпускать снаряды, мины, гранаты и другие боеприпасы для фронта. Здесь я встретил свою любовь.

    Первое боевое крещение мне, тогда 24-летнему парню-волжанину, пришлось принять 26 июля 1942 года под Сталинградом, в районе ст. Котлубань в составе 405 стрелкового полка 258 стрелковой Сибирской дивизии в должности помощника командира взвода стрелковой роты.

    Наш полк, окопавшись, ранним утром занял оборону. Примерно в утра с немецкой стороны начался сильный огневой налет. Немецкая авиация — по несколько десятков штурмовиков и бомбардировщиков в сопровождении истребителей — бесперебойно бомбила и обстреливала наши позиции. Усилился артиллерийский и минометный обстрел, пошли танки, а за ними пехота.

    Наша авиация активных боевых действий не предпринимала, но зато минометы и зенитки вели уничтожающий, меткий огонь. Несколько враже­ских танков были подбиты и пылали. Наступавшую пехоту мы уничтожали из стрелкового оружия, приходилось вести даже рукопашный бой на штыках.

    Такие жестокие оборонительные бои длились несколько дней. Наш батальон и вся дивизия наносили ощутимые удары противнику, но и сами несли немалые потери. В стрелковых ротах оставалось не более 25-30 человек. В конце сентября я получил контузию и по излечении в полевом госпитале вернулся в свой 3-й батальон, а оттуда был направлен на курсы младших лейтенантов Сталинградского фронта. Уже в должности командира стрелковой и автоматной роты я принимал участие в освобождении Полтавской и Черниговской областей, а также правобережной части Днепра в Белоруссии. Был тяжело ранен в обе ноги. Лечился в госпиталях в Рязани, Барнауле, а потом по моей личной просьбе был направлен в выздоравливающую команду опять на станцию Заводскую, где ждала моя дорогая Клава — контролер ОТК военного завода.

    Закончил войну я в Восточной Пруссии в составе Н-й гвардейской армии. Командиром отдельной роты принимал участие в штурме городов-крепостей Кенигсберг и Пилау, в освобождении территории Земладского полуострова.

    Иванов П. Я уходил тогда в поход...// Бердские новости.-1995.-7 апреля

    Вернуться к списку

    ЛИТВИНЕНКО АНТОН ФЕДОРОВИЧ

    Закончив перед самой войной среднюю школу, Антон не думал,  что будет служить богу войны — артиллерии. В летчики и только в летчики! Тем более что специально созданная медицинская комиссия из двадцати бердских выпускников отобрала для новосибирского аэро­клуба только двоих — Петра Аксенова и Антона. И неудивительно — ребята были крепкие, развитые. Наш герой в ту пору «на спор» легко переплывал Обь.

    И вот желанная путевка в Канское летное училище. Но, узнав, что на этот раз набирают лишь в группу стрелков-бомбардиров, Антон, а вслед за ним и Петр, буквально «откосили» от нежеланной профессии (на медкомиссии изобразили косоглазие). Но от бомбардирства друзьям уйти все же не удалось: в ноябре 1941 года вместе с большой группой бердских призывников они стали курсантами Томского артиллерийского училища.

    Уже летом 1942 года двадцатилетний офицер-артиллерист сражался в качестве командира огневого взвода на подступах к Ленинграду. Сибиряки пополнили значительно поредевший 3-й артиллерийский дивизион вышедшей из окружения 2-й ударной армии, как известно, сданной врагам ее командующим, генералом Власовым.

    А настоящим боевым крещением для еще не нюхавшего пороху пополнения стало приближенное к настоящему бою учение стоявших в обороне войск Волховс­кого фронта, которым руководил представитель ставки Верховного Главнокомандования маршал Ворошилов. Только 64-я дивизия потеряла в том учении-бою 13 солдат. А легендарный Клим, вызвавший молодого командира для доклада о результатах огневой обработки вражеских позиций, поставил его осведомленность в пример.

    На всю жизнь запомнилась Антону Федоровичу его первая контузия. По его команде артиллеристы выдвинули из укрытия гаубицу, чтобы вести огонь по вражескому блиндажу прямой наводкой. Противник орудие тут же засек и как хватанул по нему из 6-ствольного миномета, что мало не показалось. И хотя снаряд ра­зорвался поодаль, Литвиненко подхватило ударной волной, и он метров пять летел над траншеей. Приземлился сам не свой, но молод был, здоров. К тому же контузия для боевого офицера - не повод выходить из схватки. Смышленому и расторопному сибиряку было доверено возглавить в дивизионе артиллерийскую разведку. А это значило: постоянно быть рядом с врагом, отыскивать важные цели и умело управлять огнем дивизиона по их уничтожению.

    Одной из таких целей было уничтожение «ишаков». Этим уничижительным прозвищем артиллеристы окрестили немецкий 6-ствольный миномет, при стрельбе издающий характерное «и-а». Причем, если его тяжелый снаряд летит прямо на вас, вы его не слышите. А когда уханье слышно со стороны — можно не бояться.

    -Я дал задание командиру взвода - засечь «ишака»,- вспоминает фронтовик. - Стрелял он по-немецки методично, в одно и тоже время. И только он с высотки начал свою «ишачью» песню, я сразу дал команду: «Беглый огонь!». И весь полк не оставил от «ишака» и мокрого места.

    За образцовое выполнение боевого задания бердчанин был представлен к ордену Отечественной войны 1-й степени.

    А орден Отечественной вой­ны 2-й степени разведчик получил за плененного немецкого генерала. В то время блокада Ленинграда уже была прорвана, и артдивизион шел по Эстонии. В тот день стоял сильный туман, и часть не знала, куда двигаться. Вдруг послышался шум мотора. Разведчики залегли, и когда проявились из тумана контуры автомобиля, выскочили и окружили его. Из машины выходит немецкий генерал.

    - На ломаном немецком сразу же спрашиваем его: где, мол, ваша часть? А фашист на ломаном русском: «Разговаривать буду с равным по чину». Я его огрел рукояткой пистолета — он и сник. Ценные сведения получили — наши танки могли попасть под прямую наводку фашистских орудий. Сняли с генерала сапоги — чтоб скорее бежал - и на дорогу. И тут наши танки — я их остановил, потребовал командира. Танки сразу же рассредоточились. А генерала я в штаб полка привез и сдал...

    Поимка генерала — а им оказался заместитель командира немецкой дивизии по тылу — позволила нашим танкистам обойти и уничтожить вражеский заслон, а советским войскам до самого Таллина двигаться беспрепятственно.

    День Победы Антон Федорович встретил в Курляндии. После демобилизации в 1946 году артиллерист вернулся в родной Бердск, где его ждала большая работа, большая жизнь.

    Иванов П. Повелитель стальной вьюги // Бердские новости.-2005.-13 января

    К началу документа

    ЛИХНИЦКИЙ ВЛАДЛЕН ГЕОРГИЕВИЧ

    Владлен Георгиевич Л ИХНИЦКИЙ родился 23 ноября 1925 года. Великая Отечественная война началась, когда ему исполнилось лишь 16 лет. Впервые он увидел немцев, когда они пришли в село. Память оставила эпизод: купались в реке, увидели 3 мотоцикла, немцы в касках, пулемёты. Немцы, увидев мальчика, позвали его к колодцу, заставили попить воды из корыта, в котором поили лошадей, затем сами стали умываться. На следующий день пришли мадьяры. Так началась оккупация, которая длилась 5 месяцев.

    Владлен Георгиевич уехал в г. Острогорск. После продолжительных боев, город был разрушен. Владлен с ребятами, которым к этому времени было почти по 18 лет, несли службу при военкомате, охраняли город. 19 марта 1943 года Владлена Георгиевича призвали в армию. Долго ехали из города в город, переехали Волгу. Служил он в 55-м миномётном полку пятой запасной бригады миномётчиком. И вот приказ Сталина - освободить Харьков. Бой был очень кровопролитным. Владлен Георгиевич попал под снаряд, был контужен... Затем был Острогорский госпиталь, в котором он пролежал три месяца. Отправляли долечиваться, но он настоял: только на фронт. Полк поддерживал наступление на Знаменку, где немцы взрывали при отступлении даже свои танки.

    Запомнилось освобождение Кировограда. Был страшный бой, немцы бежали, оставляя все: большое число убитых, более 1500 орудий, пулемётов, миномётов. Владлен Георгиевич ещё раз был контужен, и всё-таки ему повезло - вернулся живым.

    После войны стал офицером, служил в пограничных войсках на границе с Ираном. Там встретил свою будущую супругу Нину Ивановну.

    Владлен Георгиевич награждён орденом Отечественной войны второй степени, медалью Жукова и многими другими медалями.

    Макарова К., Печерина В., Лихницкий Владлен Георгиевич // Бердские новсти.-2009.-№45.-С. 11

    Вернуться к списку

    ЛУЧИХИН МИХАИЛ ИВАНОВИЧ

    Провожали в Юргу на переподготовку Михаила.  Близкие не могли и предположить, что, прощаясь со своим кормильцем всего лишь на 45 дней, как это было указано в повестке, они встретятся лишь через четыре с половиной года.

    В первый же день войны Михаил Иванович попал в действующую армию — отдельную минометную бригаду, непосредственно подчиненную Главнокомандующему.    Первое  боевое крещение получил под Смоленском.

    Почти до самой Москвы пришлось отступать. Отступая,  как и боевые товарищи, накапливал злость против лютого врага. Злость и ненависть за поруганное Отечество, за погибших товарищей. Именно это помогло  тогда, под Москвой, собраться в мощный кулак и превратить позорное отступление в решительное наступление.

    Ох, и гнали же «непобедимых» фрицев! Красиво гнали, со злым азартом. Хоть и сопротивлялись, гады, но драпали — только пятки сверкали! Через всю Европу гнали — до самого Кенигсберга...

    Не один раз был контужен и ранен Михаил Иванович. Но каждый раз после выздоровления рвался в бой. О чем свидетельствуют до сих пор ноющие шрамы да боевые медали — «За отвагу», «За боевые заслуги» и другие, не менее убедительные ордена и медали, говорящие о том, по каким путям-дорогам пришлось пройти солдату.

    И в мирное время Михаил Иванович показал, на что способны фронтовики. О том, как прожил солдат послевоенные годы, красноречиво говорят медали «За основание целины», «За доблестный труд», к «100-летию со дня рождения В. И. Ленина» и, конечно же, «Ветеран труда».

    Кузнецов Н. Ох, и гнали мы немцев!// Бердские новости.-1995.-6 апреля

    Вернуться к списку


    ЦДБ Бердска © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz