Далёкая и близкая война
Литературно-краеведческий сборник Центральной детской библиотеки г. Бердска
Фронтовики, наденьте ордена
Меню сайта

Читаем о войне

Друзья сайта
  • ЦДБ г. Бердска

  • Поиск

    Форма входа

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Приветствую Вас, Гость · RSS 17.10.2017, 19:50

    ГРУДНОВ ВИКТОР АЛЕКСЕЕВИЧ

    Виктор Алексеевич Груднов родился 17 августа 1924 года. Из Красноярского края его призвали в1942 году в Киевскую пехотную полковую школу, откуда отправили сначала в Канск, а в 1943 году в составе целого эшелона пехотинцев - в Подмосковье, для формирования гвардейской воздушно-десантной бригады. В составе этой бригады в 1944 году воевал в Карелии, затем в Белоруссии, после в составе 3-го Украинского фронта участвовал в боях под Веной, завершил войну в Румынии. В мирное время работал электроаппаратчиком в локомотивном депо в Красноярском крае, а затем в Междуреченске.

     Жизнь- благодаря им!//Курьер.- 2005.- №14 (90).-13 апреля

    Вернуться к списку

    ГУБИН МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ

    Михаил Семенович Губин — потомственный речник, матрос-рулевой, в молодые годы работал на мощном буксирном пароходе, возил народнохозяйственные грузы по нашей раздольной Оби.

    В огненном 1942 году сибиряка призвали в армию. В городе Татарске Новосибирской области он успешно прошел курс молодого бойца и стал настоящим лихим кавалеристом. И не только кавалеристом, а еще и минометчиком. Начал свой боевой путь Михаил Семенович с Подмосковья и дошел до самого Берлина вместе со своим прославленным Сибирским кавалерийским полком. Довелось тогда молодому, бравому коннику, как в знаменитой песне поется, по берлинской мостовой водить коней на водопой.

    Путь до Берлина был очень и очень тернистым для нашей кавалерии. Ведь верхом на коне с саблей и карабином в руках в атаку на немецкие танки не пойдешь. Но прославленная сибирская кавалерия, применяя на практике свою исключительную мобильность, через леса и болота проходила в тыл противника. Кавалеристы, спешиваясь, оставляли лошадей в укромном месте. При необходимости даже рыли для них траншеи и закрывали их ветками. Сами же в пешем порядке громили фашистов.

    Используя кавалерию, возили на бричках минометы, на конной тяге доставляли артиллерию знаменитых «сорокопяток». Случалось, молниеносно перерезали шоссе, брали узловые железнодорожные станции, пускали под откос составы с боевой техникой врага. И, когда нужно было, удерживали занятые позиции до прихода основных войск.

    По заданию штаба фронта перед большим наступлением наших войск в Польше нужно было вывести из строя дальнобойную артиллерию врага. Она хорошо охранялась отборными подразделениями войск СС и власовцами. Кавалеристам при поддержке артиллерии и минометов приходилось неоднократно ходить в атаку на хоро­шо укрепленную позицию противника. Особенно упорный бой был с подразделением власовцев. После жестокого боя охрана была отброшена, большая часть ее истреблена, артиллерийская прислуга в страхе разбежалась. Вся дальнобойная артиллерия фашистов с полным боекомплектом снарядов осталась в наших руках...

    За этот бои Михаил Семенович был награжден орденом Красной Звезды. Так и сражался наш земляк все годы войны.

    Демобилизовался в 1946 году. Приехал домой в родную Сибирь, снова работал в речном флоте. Закончил речной техникум и долгое время плавал капитаном.

    Шильников Л. По берлинской мостовой...// Бердские новости.- 1999.-7 мая

    Вернуться к списку

    ДАВЫДОВА РАИСА НИКОЛАЕВНА

    Перед войной в белорусских деревнях жили уже неплохо. Все, от мала до велика, трудились: и на колхозных полях, и в личных хозяйствах. В деревне Ковшеватая Витебской области, где жила семья Давыдовых, как и везде, молодежь была воспитана в труде. Рае после окончания шести классов отец Николай Филиппович, который был председателем колхоза определил: свиней больше пасти не будешь - пойдешь на прополку. А потом и сенокос подоспеет — будешь сено грабить.

    Перед самой войной 17-летнюю миловидную, голубоглазую дочку председателя колхоза уже сосватали. Родители даже поехали в район покупать подарки к свадьбе. Приезжают оттуда: отец коня распрягает, а мать Ирина Егоровна горючими слезами плачет - война, доченька!

    Назавтра в деревне уже объявились немецкие мотоциклисты, а вскоре в Ковшеватой безраздельно хозяйничали продажные шкуры -полицаи.

     Отца вместе с другими деревенскими мужиками в июне 1942 года расстреляли.

    Прошел слух, что ребятишек и женщин немцы собираются отправить на виселицу. И, кое-как похоронив мужиков, многие женщины, особенно молодые — их первыми угоняли в Германию - спрятались в лесу. Вместе с теми, кто переселился в лес, была и Рая. Нашла свое пристанище и мать с младшей сестрой: их взяла к себе семья латышей. Рая об этом не знала и очень горевала, когда однажды, придя из лесу, не нашла в маминой сараюшке никого. Подумала только одно: немцы забрали. А как не подумать, ведь все полицаи знали, что мамины братья — Петр и Николай — в партизанском отряде имени Щорса.

    Мамины братья - кадровые •военные, сбежавшие из плена и ушедшие в партизаны — в отряде имени Щорса занимали командные посты: Петр Егорович был начальником штаба, а Николай Егорович - комиссаром. В сентябре 1942 года они попали в засаду и геройски погибли.

    Теперь для полностью осиротевшей девушки из героической семьи был только один путь — в партизаны. Вместе со своей подружкой, тоже Раей, они добрались до ближайшего партизанского отряда - 11-й Калининской бригады.

    В отряде юная партизанка встретила парней со своего колхоза, уже ставших настоящими, закаленными бойцами. Ребята согласились взять ее с собой на серьезное и смертельно опасное дело. Девушке дали автомат, показали, как стрелять. Мужчины взвалили на плечи мешки с взрывчаткой, и первая для Раи боевая операция началась.

    Они пробирались ночью по колено в грязи к железнодорожной линии, закладывали взрывчатку и выжидали в укрытии. Рая, которой партизаны в целях конспирации дали ласковое имя Василек, оказалась очень полезной для подрывников в роли связной. Их Василечек, оказавшаяся быстрой на ногу, могла не только сходить в деревню или хутор на разведку, но и хлеба, картошки принести.

    Немцы выкуривали партизан всеми доступными им средствами: бомбили, подкидывали взрывающиеся игрушки, бросали на прочесывание леса автоматчиков. За три с лишним года пребывания в лесу Рая навидалась всякого. Однажды, когда партизаны были на задании, и в лагере оставались лишь медицинская сестра и несколько раненых, произошло непоправимое. Рая только собиралась приготовить лепешки, как послышалась пулеметная очередь. И когда девушка выглянула из зем­лянки, то обомлела — немцы! Один из раненых - подрывник, выздоравливающий после ранения - схватил ее за руку и, заставляя поминутно падать на землю, потащил прочь. Им чудом удалось убежать, остальных немцы или убили, или забрали с собой.

    После  войны  честно и добросовестно работала она многие годы в общественном питании нашего города (много лет - поваром в ресторане «Сибирь».

      Иванов П.Связную звали ВАСИЛЕК //Бердские новости.-2005.-3 февраля

    Вернуться к списку

    ДЕМЬЯНЕНКО ИВАН СТЕПАНОВИЧ

    Иван Демьяненко — один из немногих, кто прошел всю войну, остался жив и почти здоров (в бою получил контузию) и дожил до преклонного возраста.

    Иван Демьяненко прошел дорогами Великой Отечественной войны от самого ее начала до конца. Весть о Победе встретил в Берлине. В его воспоминаниях, рассказывает дочь фронтовика 59-летняя Любовь Анисимова, этот день был как яркая вспышка. Как услышали, что Победа, наступило всеобщее ликование: кто плакал, кто смеялся, кто стрелял в воздух. Война закончилась, они остались в живых. Тогда Иван Степанович дал себе зарок: 9 Мая будет для него только праздничным днем, никакой работы. И этому правилу следовал всю свою жизнь.

    Обычно на 9 Мая, вспоминает Любовь Ивановна, отец с самого утра доставал свой выходной пиджак с наградами, надевал его и шел на митинг, общался с другими фронтовиками. Часто его приглашали в школу, где ребятишкам рассказывал о том, что ему пришлось испытать на войне. Лишь последние два года жизни, когда болезнь почти приковала ветерана к постели, он не был на поселковом празднике Победы. Но односельчане не забывали о нем: приезжали домой, привозили подарки, поздравляли с праздником.

    Своим детям и жене ветеран не любил повествовать о боях, если и говорил, то только общими фразами, чуть подробнее — о фронтовом быте. Утверждал, что немцы не жалели своих солдат, заставляли идти в атаку стеной. Вспоминал и о том, что смерть ходила с ним всегда рядом. Горевал, когда рассказывал, как погиб его товарищ. В атаку они шли рядом, почти плечом к плечу. И вдруг друга нет. Сразила вражья пуля.
    Любовь Ивановна запомнила, как отец рассказывал, что в одну военную зиму стояли такие морозы, что, когда бойцы из котелка вытаскивали горячую кашу и подносили ее ко рту, пища уже застывала и покрывалась корочкой льда. Порой, когда шли бои, солдаты не спали по двое-трое суток.

    Хотя немцы и были врагами, Иван Степанович с одобрением рассказывал о том, какой у них порядок во всем. Если строения, то только добротные, каждый двор — ухоженный, кругом — чистота.

    Когда шли бои в Берлине, группа, в которой был фронтовик, оказалась в подвале одного особняка. Чего там только не было: колбаса, копченые окорока и даже вино. Сколько лет бойцы не видели таких деликатесов! Наелись до отвала и с собой прихватили.
    Однажды дочь спросила отца, за что тот получил две медали «За отвагу», а он улыбнулся и ответил: «Думал, что воюю, как все, оказалось, что геройски. Наградили после двух тяжелых боев».

    После Победы Иван Степанович служил в армии еще год. Когда в очередной раз стоял на «тумбочке», услышал, как офицер передает в штаб список дембелей. Среди других фамилий услышал и свою. Еще подумал, что самый первый узнал: через несколько дней домой.

    Он вернулся в свою родную деревню в Доволенском районе, окончил строительные курсы и долгие годы работал прорабом. Человеком он был очень добрым, рассказывает Любовь Анисимова, кто бы ни вошел в его дом, всегда был гостеприимно принят. Ни один человек не покидал жилище Демьяненко, пока не отопьет с хозяином чая. Хотя у ветерана всегда была масса работы, он выкраивал себе пару часов и отправлялся на рыбалку, откуда частенько приносил по 15-литровому ведру карасей.

    У Ивана Степановича никогда не было желания покинуть свою малую родину, даже немощный, на предложение дочери переехать жить к ней в Бердск, ответил: «В Утянке родился, в Утянке и умру». В 2003 году в 82-летнем возрасте фронтовик ушел из жизни.

    Панчева Г. Погиб под Москвой// Курьера. Среда. – 2011. - №18(230). –18 мая-25 мая. – с. 26

    Вернуться к списку

    ДОРОГИН АЛЕКСЕЙ ПАНФИЛОВИЧ

    Алексей ДОРОГИН. Год рождения - 1915, год гибели — 1941г.

    Алексей работал учителем начальных классов, дома бывал мало, так как его школа находилась в соседней деревне. Перед войной Алексея призвали в армию. Письмо пришло с востока. Алексей писал, что служба идет хорошо, а через очень короткое время он и сам появился на пороге отцовского дома. У отца при виде Алексея руки опустились, и по полу покатились буханки хлеба, которые он купил по дороге домой в магазине. Оказалось, что в армии Алексей получил серьезную трав­му, поэтому и вернулся домой. Тогда думали, что навсегда. Лечили, чем могли, помогли устроиться на работу счетоводом в колхозе.

    На второй день после объявления войны Алексей снова получил повестку. В окрестностях Бердска - там и сейчас еще угадываются линии окопов - проходил он подготовку. Приказ об отправке на фронт пришел неожиданно. Когда вели на вокзал, успел заскочить к знакомым и попросил сообщить родным, что уехал на войну.

    Шли дни. С дороги прислал лишь одну открытку. И все. С тех пор — ни весточки. Минуло 40 с лишним лет. И вот грустная весть... В конце 80-х из военкомата пришло известие, что новгородскими поисковиками найден медальон и, естественно, останки Алексея Панфиловича ДОРОГИНА.

    Останки А. П. ДОРОГИНА нашли случайно. Шли дорожные работы. Водитель вел свой грейдер вдоль правого края дороги и поднял верхний слой. Под ним открылось захоронение.

    Их было 20 бойцов. Не все медальоны удалось расшифровать, а вот в медальоне Алексея четко читались фамилия, имя, отчество и адрес родных. Так неизвест­ный солдат стал известным. Прах Алексея Панфиловича ДОРОГИНА сейчас покоится в братской могиле в селе Ямник. На обелиске появилась фотография и даты жизни: 1915-1941

    Перфильева Г. Его считали без вести пропавшим //Бердские новости.- 2006.- №17.-с.10

    Вернуться к списку

    ДРОНОВ ГРИГОРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

    Григорий Александрович Дронов родился в Казахстане 11 февраля 1927 года. Юношей Григорий целыми днями пропадал в поле: пас коров. Времени на образо­вание не хватало, удалось отучиться только в первом классе... Как только исполнилось 17 лет, призвали в армию. Запомнился первый артиллерийский обстрел в Маньчжурии.

     - Снаряд жахнул буквально в десяти метрах от меня, а потом стали громыхать «катюши», было жутковато, хотя на фронте чувство страха испытываешь редко, война — это тяжелая работа, - говорит ветеран.

    Война подошла к концу, но Григорий Александрович еще четыре года служил на Камчатке.

    Жизнь- благодаря им! // Курьер.- 2005.- №14 (90).- 13 апреля

    Вернуться к списку

    ДУРОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ

    Михаил ДУРОВ отбыл на фронт из Бердска в 1942 году 18-летним юношей. Освобождал города Смоленщины, Белоруссии и Прибалтики. Из рядового разведчика быстро вырос до помощника командира разведвзвода.

    За проникновение во вражеский тыл и доставку «языков» и ценных разведданных был награжден орденом Славы 3-й степени. Перед последней вьлазкой его предста­вили к Ордену Красного знамени, но получить награду боец не успел...

    В деревне, занятой немцами, разведчики обнаружили фашистскую машину и устроили  около нее засаду. Когда немцы вышли из соседнего дома, разведгруппа открыла по ним огонь. Думали, что убили всех, но, когда стали осматривать захваченный автомобиль, прогремел еще один выстрел. Тяжело раненного Михаила разведчики поместили в подвал к местной учительнице, попросив ухаживать за ним. Вынести Михаила к своим его товарищи тогда не смогли: после перестрелки немцы поднялись по тревоге.

    Через пять дней деревня была окончательно освобождена, и разведчики первым делом бросились в дом учительницы. Едва живого Михаила отправили самолетом в тыловой госпиталь. Рана оказалась серьезной и запущенной: во время операции врачи удалили разведчику одно легкое...

    Выписавшись из госпиталя, Михаил вернулся в родной Бердск. Но дома прожил недолго. Меньше чем через месяц он начал осаждать военкомат с просьбой отправить его обратно на фронт. Взять разведчиком человека, у которого ампутировано одно легкое, военкомат не соглашался ни в какую. В свою очередь настырный Михаил не соглашался признать себя инвалидом и остаться в тылу. И настоял-таки на своем! Вскоре, пройдя краткосрочные офицерские курсы, он отбыл на фронт командиром взвода. Шел сентябрь 1944 года...

    10 марта 1945 года 20-летний командир взвода погиб, освобождая Польшу...

    Разведчик со школьной скамьи // Свидетель.- 2003.- 20 февраля.

     Вернуться к списку

    ЦДБ Бердска © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz